ПОЧЕМУ Я ПРОТИВ МИЛИТАРИЗАЦИИ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ В ДАГЕСТАНЕ

Этот пост я написал еще вчера, а узнал о визите министра обороны в Дагестан только сегодня. Поэтому, строго говоря, этот пост не посвящен визиту господина Шойгу. Однако так совпало, что именно нынешний министр обороны любит смешивать элементы гражданской и военной системы управления. Ну, например, все эти танковые биатлоны, авиадартсы, девушки в коротких юбках и работники МЧС на парадах 9 мая... Так что если этот пост причитает министр обороны, то, возможно, он тоже сможет подчерпнуть для себя что-то важное и нужное…

 

Короче. Вчера иду по проспекту Шамиля и вдруг натыкаюсь на колонну спецтехники. Но это не привычная военная техника, нет, это буханки и уазики Россетей. Кажется, колонна прибыла откуда-то из Сибири. И вот мне, как бывшему военному, как-то стало грустно от того, что в Дагестане происходит постепенная милитаризация системы управления народным хозяйством.

 

Я прекрасно понимаю причины недоверия властей к местной системе управления. Она действительно коррумпирована, а в сфере энергетики многие контролеры действительно подкручивали счетчики. Но нормальный выход из ситуации заключается в том чтобы оздоровить местные структуры власти. А не в том, чтобы стягивать тысячи электриков со всей России для исполнения/истребования тут интернационального долга (имеется в виду долг за потребленное электричество). Возможно, где-то в сибирском городке прямо сейчас звучит марш «прощание славянки» и местные электрики провожают коллег, едущих пломбировать счетчики в далекий Дагестан. Но это не правильно.

 

Военную систему управления  в принципе нельзя использовать для гражданских целей. Эти не просто две системы управления - это две разные планеты, разные среды обитания, разные формы материи.

 

Взять хоть бы тот факт, что в армейской системе управления вообще в принципе не существует вопроса цены, который является самым главным в гражданской системе управления. В армии важен результат, а цена значения не имеет. Военные не считают цену патронов. Ведь военные склады по идее давно забиты, все уже оплачено, снаряды теперь «бесплатные» и все готово чтобы достать и жахнуть. Можно, к примеру, сбивать беспилотник за 300 долларов зенитной ракетой за 300 000 долларов – и это вообще не будет считаться нарушением! Более того, за это дадут медаль.

 

На гражданке, напротив, вопрос цены является самым главным. Если затраты выше отдачи то делать не просто нельзя – это будет считаться уголовно наказуемым деянием.

 

Причины по которым в Дагестан собрали энергетиков из  других регионов страны – 15 млрд. руб. за потребленную, но не оплаченную энергию. Но эти деньги уже украдены, довольно давно, не важно кем, важно, что они уже не вернутся. Установка дополнительных счетчиков и другие меры, которые сейчас проводятся, помогут лишь уменьшить нарушения и технические потери в будущем. Эти меры, если сработают, дадут экономический эффект примерно в 300 миллионов рублей в год. В то же время содержание дополнительной тысячи электриков обойдется в 600 миллионов только на зарплаты. А если прибавить коллективные счетчики, что они устанавливают, прибавить расходы на питание и проживание дополнительных электриков, расходы составят примерно 1,5 млрд. руб. То есть на практике власти вложат в пять раз больше денег, чем получат на выходе. Вот это и есть та самая проблема цены, которая ведет к неэффективности военизированных систем управления в гражданской жизни.

 

В наше время говорили «кто в армии служил тот в цирке не смеется». А все потому, что логика армии абсолютно противоположна логике гражданской системы управления. Чтобы понять дух армии гражданскому человеку нужно много времени для психологической адаптации. Единственное, что всегда объединяло гражданскую и военную систему управления – старый добрый мат.

 

Поэтому существует только один способ нормализовать жизнь в Дагестане – чистить местные гражданские системы управления. Это трудно, нудно и нудно, но любой иной путь будет существенно хуже, цена успеха будет заметно выше, а устойчивость такой системы управления всегда будет под вопросом.